Подождите, идет загрузка...

Владимир Пугач: «Для кого-то марка его автомобиля — часть имиджа. Но я считаю это интеллектуальным сиротством»

15.10.2015 / Андрей Журов, onliner.by / интервью /

Темно-синий Volvo аккуратно зарулил на стоянку Раубичей, несколько замедлившись при парковке задним ходом. Из машины вышел высокий мужчина со шрамом на всю щеку и залихватским хвостиком. Кажется, несколько человек оглянулись, вероятно узнав в нем Владимира Пугача. Солист «J:Морс» накануне выхода нового альбома «Воздух» (концертная презентация состоится в Минске 13 февраля) нашел время, чтобы ответить на автомобильные вопросы нашей специальной рубрики. Об интеллектуальной бедности «воинов» автомобильных марок, барабанных установках в багажнике и путешествии по восточному побережью Америки читайте в нашем интервью.

— Помните день, когда впервые сели за руль?

— На самом деле все банально. Мне было лет пять-шесть, когда семьей отправились в лес, на шашлыки. Отец тогда ездил на 24-й «Волге» и разрешил порулить. Меня охватили новые ощущения: я такой маленький, а управляю огромной, взрослой штукой. Это было необычно.

— Несмотря на столь яркие впечатления, управлять автомобилем вы стали сравнительно недавно.

— Как-то не было необходимости. У «J:Морс» есть микроавтобус, свой водитель, который нас возит на гастроли. Но лет шесть назад я пришел к выводу, что надо что-то менять, и пошел в автошколу. Было сильное желание научиться чему-то новому. В результате теорию сдал с первого раза, площадка тоже не стала проблемой — и «тещин дворик», и «диагоналку» выполнял лихо. А вот город дался то ли со второго, то ли с третьего раза. Кажется, я не в ту полосу заехал.



— Что-то изменилось после получения прав?

— Разумеется! Я стал меньше пить и тратить денег на такси. На самом деле я люблю ездить за рулем, в особенности на дальние расстояния, не в суетливом городском режиме. Во время таких путешествий ты как бы очищаешься изнутри, отдыхаешь.

— Вас за рулем узнают?

— В шутку я делю сотрудников ГАИ на тех, которые меня узнают, и тех, которые нет. Распределение примерно пятьдесят на пятьдесят. Пару раз меня это выручало, особенно когда спешил на концерт. Но я никогда не спекулирую тем, чем занимаюсь. Если же инспектор посчитал возможным отпустить меня без штрафа, спасибо ему за это.

— И что, даже в талоне нет записей?

— Хм, надо посмотреть. Кажется, есть какая-то. Наверное, за непристегнутый ремень. Обычно я им пользуюсь. Но когда-то, видимо, забыл. А-а-а, еще было превышение скорости. Меня оштрафовали по пресловутой статье 18.13 КоАП. Что примечательно — 31 декабря 2013 года. Тогда я еще ездил на BMW 3-Series, которая располагала к быстрой езде. Но запись поумерила мой пыл, и я перестал лихачить. Год отъездил как паинька. Но привычка осталась. Кстати, в основном мои нарушения были связаны именно с BMW.

— К слову, а вы своих бывших помните?

— Вы ведь про машины? Конечно. Когда только сдал на права, не хотелось покупать какой-то крутой автомобиль. Приобрел Toyota Yaris 2007 года выпуска. Он оказался на удивление вместительным, а со светофоров я стартовал первым, правда меня быстро нагоняли. Потом была та самая «тройка» BMW. В тот момент меня одолевало какое-то хулиганское настроение, хотелось антисемейный автомобиль. И знаете, это тот самый случай, когда машина тебя провоцирует. Я понимаю водителей, которые ссылаются на марку. Она словно навязывает свой стиль. Это усугублялось моим взрывным темпераментом. В определенный момент понял, что разобьюсь, если не сменю машину, и купил Subaru Outback. Отличный автомобиль. Он меня устраивал всем: числом «лошадей», повышенным клиренсом. А в багажник помещалась барабанная установка. Мне не очень нравятся внедорожники, поэтому такой универсал повышенной проходимости был оптимальным вариантом. Но однажды мой механик перегонял автомобиль после ремонта и в него на перекрестке врезались. Вины его не было, однако передняя часть Subaru оказалась полностью повреждена. Пришлось продать машину. Вероятно, потом ее разобрали на запчасти. Искал такой же вариант, но процесс затянулся. И тут мне предложили Volvo XC70. Формат, в принципе, такой же, только еще более комфортабельный. Почему бы нет? И знаете, прикипел к этой машине душой. Оказалось, мне важнее комфорт и функциональность. Мой друг, автомеханик, который «лечит» семейный парк, подшучивает, мол, ты как Малежик, купи себе нормальный автомобиль! Универсал не поменял, но с тех пор свой Volvo стал называть «малежиком».



— В то же время белорусы любят складывать впечатление о человеке по машине. Потому по-прежнему в почете старый премиум-класс, который стоит дешевле новых «бюджетников»…

— Ну и пусть. Если человеку нравится BMW, то он во что бы то ни стало его купит, хоть и сильно подержанный. Я понимаю, в них есть особый шарм. Для кого-то это, наверное, элемент имиджа. Но лично мне это кажется интеллектуальным сиротством. Значит, нет других приемов, чтобы привлечь внимание.

— Ну а все-таки. Так ли уж чужда вам война автомобильных марок? Или вы участвуете в ней как наблюдатель?

— Я плохо отношусь к любой форме потребительского фетишизма. Опасное явление! Идеология консьюмеризма мне в принципе чужда, и я стараюсь бороться с любым ее проявлением. Вещь должна быть практичной, надежной, удобной, а остальное навязано извне. Строить свой собственный образ исходя из подбора каких-то признаков вряд ли является приметой сильной личности.

— А ведь и правда, у нас на форумах фанаты других марок в шутку называют Volvo машиной для пенсионеров…

— Плевать я хотел! Поймите, иногда имидж строится на пренебрежении имиджем. «Малежик» меня полностью устраивает, и я не считаю нужным следовать штампам массового сознания. В багажник прекрасно помещаются барабанные установки. Меня даже 200-килограммового кабана просили перевезти. Тогда я всеми правдами и неправдами избежал этого, но автомобиль бы запросто справился — я в нем уверен.



— Неужели даже картошку не возили?

— Ну почему. На дачу же иногда езжу. В багажник два велосипеда влезают. И не приходится снимать колеса.

— Кстати, вы же заядлый велосипедист. Как сами признавались, закрываете сезон в декабре, а открываете аж в феврале. Много проезжаете?

— В день по полсотни километров.

— Неплохо!

— Ну некоторые из нашей тусовки, в которую входят совершенно разные люди (я не выбираю друзей по профессии), проезжают и по 100—150 километров. Обычно мы катаемся за городом — вокруг Минска много прекрасных мест. Мне нравится ехать в определенном режиме и думать. Это отдых и для тела, и для души.



— В городе так не получится…

— Еще бы! То бордюр, то пешеходный переход, на котором надо спешиваться. Это как в пробке ехать — никакого кайфа. Про велодорожку я вообще не говорю: летом там народу больше, чем на пляже в Турции.

— К тому же она опасная.

— Да, я помню эту трагедию, когда погибла девушка. На самом деле тот мостик хорошо знаю и очень удивляюсь, как там можно было столкнуться. Вероятно, кто-то очень рисковал.

— В интервью вы говорили, что в школе часто хулиганили. А за рулем так ведете себя?

— Ну не то чтобы хулиганил. Просто отметки по поведению всегда были хуже, чем по предметам. За рулем могу психануть и начать вилять. Но более чем на 20 км/ч не превышаю. По трассе вообще езжу с круиз-контролем. Иногда пользуюсь тем, что универсал может залезть на бордюр.



— Кстати, про нарушение правил парковки. На Onliner.by недавно широко освещался конфликт между борцом с неправильной стоянкой автомобилей и его соседями. Вы бы какую сторону заняли?

— Учить кого-то манерам — это борьба с ветряными мельницами. Есть методы регулирования ситуации, в том числе с помощью платных стоянок. Все же понимают, что для размещения автомобилей вокруг многоэтажных домов нужно в четыре раза бóльшая территория… А бегать в подобных условиях и цитировать ПДД как-то неуместно. Люди воюют с собой, хотя регулировать ситуацию должны городские власти.

— Что бы вы еще изменили на наших дорогах?

— Иногда поражаюсь убогости нашей системы навигации. На некоторых развязках указатели просто никакие. Если бы я не жил в Минске, то наверняка бы запутался. Например, на МКАД возле бизнес-центра «ХХI век», если движешься по внутреннему кольцу, можно ошибочно попасть на АЗС, а не на пр. Независимости. Рядом расположены два съезда, и указатель сбивает с толку. Еще считаю опасными коротенькие полосы разгона и торможения на кольцевой дороге. Иногда просто не успеваешь перестроиться на высокой скорости. А на пересечении МКАД и ул. Притыцкого часто по вечерам заторы из-за неудачного типа развязки для города. В то же время мне нравится, что наконец стали появляться «карманы» для левого поворота и ты уже не упираешься в стоящие машины, если тебе надо прямо. Когда жил в Германии, все время удивлялся: почему у нас такое не применяют? Вот, дожили…

— Дорожные конфликты, судя по многочисленным записям видеорегистраторов, бывают часто. Попадали?

— Крайне редко. Сам их не создаю. А когда меня «атакуют», стараюсь не реагировать.

— Пешеходы вас не раздражают?

— Да я сам часто пешеход! Но если за рулем, то бываю недоволен их поведением. А когда сам перехожу улицу, то ругаюсь на автомобилистов. Однако это ж все субъективно. Я это понимаю и отношусь спокойно.



— В пробках что делаете?

— Слушаю музыку, ее у меня много в автомобиле. Или разговариваю по телефону. Стараюсь не беситься — все равно ничего не изменишь.

— Что вам важно в автомобиле?

— Хм. Круиз-контроль? Вот у меня подогрев сидений есть. Но я бы никогда по этим параметрам выбирать машину не стал бы. А клиренс важен, да. В моем «малежике» он 21 сантиметр. Это мой формат, мне нравятся автомобили вроде Audi Allroad — и не внедорожник еще, но и не обычный универсал.

— Есть что-то, без чего в салон не сядете?

— Питьевую воду всегда вожу. Летом в моем багажнике найдете уголь, мангал, кальян — никогда не знаешь, где закончится день.

— А без чего не выезжаете в дальнюю дорогу?

— Без запаски! Как-то под Барановичами попал в неприятную ситуацию: во время движения разорвало колесо. Пришлось просить друга выручить. Теперь без запаски стараюсь не ездить. Ну еще во время дальних поездок навигатор должен быть. Часто наведываюсь в Вильнюс. Хоть нередко там бываю, но все равно в городе, где много односторонних улиц, ориентироваться сложновато.



— Вы упоминали, что как-то проехали по Америке 4 тысячи километров…

— В 1997 году учился в университете. Проходило соревнование по международному праву. Мы представляли Беларусь. А потом взяли в аренду здоровенный Oldsmobile размером в полторы «Волги» и проехали 10 штатов по восточному побережью — от Вашингтона до Нового Орлеана. Американские хайвеи очень интересные. Меняются природно-климатические зоны, пейзажи. До сих пор помню закат над Миссисипи. Как-то в ураган попали, наш огромный автомобиль сносило с трассы. В съездах, где расположены мотели, до входа на ресепшен были протянуты веревки. Паркуешься и держишься за этот канат, чтобы тебя не сдуло. Все по-другому. Интересно. Вообще, люблю путешествовать.

— У вас философия караванера. Никогда не задумывались над покупкой автодома?

— Нет, это слишком громоздко для меня. Мой формат — это машина, в которой можно переночевать. А возить за собой фургон — перебор. Несколько раз мы ездили в Непал. Но там за руль не сядешь — он с правой стороны. Вроде как сидишь на водительском месте, а слева от тебя 900-метровая пропасть, поток идет 60 км/ч. Ты интуитивно упираешься ногами в пол, словно нажимаешь на педали. В Катманду вообще кто быстрее, тот и прав. Там ПДД, по-моему, нет, а понятие «главная дорога» — это что-то из мифологии.

— Раньше вы говорили, что Европа перестала вас интересовать. Осваиваете азиатские дороги?

— Это никак не связано с дорогами. Мне все равно, на чем передвигаться, — хоть на самолете, хоть на паровозе. Просто я люблю путешествовать. Я много времени провел в Западной Европе, и она не перестала нравиться. Но хочется что-то еще посмотреть. Как выясняется, такого во всем мире много.

— В текстах песен «J:Морс» часто речь идет о дорогах, путях, трассах. Вот строчка одной из них: «В наших объятьях переплелись сто дорог, время меняет дорожные знаки местами». Это просто метафора или речь о чем-то большем?

— Дорожная тема мне близка по внутренним ощущениям. Обычно у меня сначала возникает перед глазами картинка, какая-то ассоциация, а потом уже рождается текст. Эта песня была написана лет десять назад. Честно говоря, уже не помню, что именно предшествовало ее созданию, какие именно ощущения. Но я действительно очень трепетно отношусь к метафорам, для меня это такая оформленная эмоция.



— Если ваши песни начнут слушать дальнобойщики и таксисты, вам будет приятно?

— Конечно! Любой нормальный артист, если он не идиот и не лицемер, признает: ему нравится, когда его слушают всякие люди. На наши концерты приходит очень разная публика — от 15-летних подростков до 45-летних бизнесменов. Как тут определишь фокус-группу?

— С машинами в этом смысле проще…

— В какой-то степени. Когда-то мне казалось, что «тройка» BMW подходит. Может, через пять лет буду еще как-то думать. Но на данный момент сообщаю, что происходит со мной здесь и сейчас.