Подождите, идет загрузка...

В.Пугач: "Любовь умрет с последним человеком"

03.04.2018 / Катерина Морева, where Minsk / интервью /

Фото: Е.ЕрчакФрагменты песен белорусской группы J:МОРС звучат в вышедшем недавно фантастическом фильме «Немой», режиссером которого является сын Дэвида Боуи Дункан Джонс. where Minsk решил, что это отличный повод, чтобы дождаться возвращения Владимира Пугача из Швейцарии и отвлечь от маминого обеда в родном Пинске для небольшого телефонного разговора об антиутопии, космополитичности Минска, любимых веломаршрутах и Эвересте.

- Как это было? Позвонил Дункан и сказал: «Вова, мне нужны твои песни!»?
- Нет, всё проще. Авторы фильма искали песни на русском. Они обратились в агентство, которое работает с нашей группой в Москве, а те уже предложили нас. Хотя, признаюсь, для меня это не рядовое событие: было занятно узнать, что наши песни попали именно к этому режиссеру. Мне очень нравятся его «Луна 2112» и «Исходный код».
 
- А «Немого» уже видели? 
- Да. это мой жанр! Я люблю киберпанк и антиутопию. Режиссер, как мне показалось, хотел создать эдакий современный Вавилон. В кадре культурная мешанина: и китайская культура, и африканская, действие происходит в Германии, один из героев слушает музыку на русском. Кажется, к такому космополитизму мы и придем в будущем. По атмосфере «Немой» напомнил мне картину Ридли Скотта «Бегущий по лезвию», который вышел более 30 лет назад и стал родоначальником киберпанка.  

- Вопрос как любителю антиутопии: что победит в будущем: машины или любовь? 
- Думаю, любовь умрет вместе с последним человеком. 

- Какой бы фильм снял Владимир Пугач, будь он режиссером? 
- Интересный вопрос. Честно говоря, никогда об этом не думал. Последнее время я читаю нон-фикшн или научпоп. Поэтому снял бы документальный фильм, связанный с историей или географией. Например, что-то по книжке Джареда Даймонда «Коллапс» - рассуждение о том, почему некоторые цивилизации выживали, а некоторые умирали. О совокупности исторических, географических факторов, психологии человека, общества - вот примерно о таких вещах мне интересно было бы поразмышлять в кино. Или снял бы американских индейцев, мне интересна их культура: как они жили до появления европейцев. 

- Америка? А после некоторых ваших песен, особенно после «Гренландии» из альбома «Воздух», складывается впечатление, что по натуре вы все же человек северный ... 
- Да, мне больше нравится умеренный климат. Скандинавия. Не люблю от­дыхать на море -люблю горы. Самые любимые -Гималаи. Был там дважды, они не сравнятся ни с какими другими. Мы облетели на рассвете Эверест на маленьком самолете. Я чувствовал никчемность человеческой жизни, когда смотрел на эту гору. 

- В своем Инстаграме вы время от времени размещаете фотозарисовки о Минске, уже сформировалась целая серия фотографий #cityspace. Нравится наблюдать за городом? 
- Мне в принципе нравится наблюдать. Мне кажется, Минск становится более интернациональным, в хорошем смысле более космополитичным. Он не теряет своего культурного колорита, но при этом становится все более современным, живым и свободным. Все эти летние концерты в центре, атмосфера праздника ... 

- А какое любимое место в Минске? 
- Я люблю парки. В теплое время года много катаюсь на велосипеде, часто заезжаю в Купаловский парк, парк в районе площади Бангалор. А вообще, у меня два любимых велосипедных маршрута: из Минска до Раубич и обратно, а второй - до Минского моря. 

- Что дает силы, когда вы «на нуле»? 
- Вера в мечту. Или хотя бы представление о направлении, в котором стоит двигаться. Если видишь впереди какую-то цепь, можно на автомате проползти, пройти и почувствовать, как в какой-то момент силы начинают возвращаться. 

Фото - Евгений Ерчак